Тайная молитва священника у алтаря

Содержание

Ответы на вопросы

Тайная молитва священника у алтаря

Молитва в православном храме

Церковная молитва – общая молитва всех прихожан

Богослужение в православной церкви: устав, значение и порядок

Когда совершаются крестное знамение, земной и поясной поклоны

Как правильно молиться в церкви перед иконой

Церковнославянский язык — значение и роль

Патриархия.ru

Церковная молитва – общая молитва всех прихожан

Духовная жизнь христианина не исчерпывается индивидуальной домашней молитвой. Для того, чтобы не только называться христианином, но и быть им на деле, необходимо регулярно участвовать в общей, то есть церковной молитве. Объединяясь в общей молитве, христиане образуют Церковь, и только в Церкви нам дается спасение.

Значение и смысл церковной молитвы

Иисус Христос говорил: «там, где двое или трое во имя Мое, там Я среди них». В храме перед Богом стоят не просто несколько человек, но вся Церковь в ее духовном единстве. Христос постоянно присутствует в жизни Церкви, и знаком Его присутствия являются церковные таинства, совершать которые может только священник. Участие в таинствах — важнейшая часть духовной жизни христианина.

Совместная общая молитва людей в храме

В храме во время богослужений верующие совершают общую молитву. В совместной молитве все молятся о каждом и каждый – обо всех: когда отвлекся один, другие продолжают молиться, и молитва не ослабевает. Поэтому совместная молитва важнее (и сильнее) частной.

Богослужение совершает священник, ему помогает диакон. В храме слова молитв от имени всех собравшихся произносят или поют чтецы и певцы. Остальные молящиеся должны внимательно слушать то, что читается и поется. Чтобы лучше понимать слова, можно следить за богослужением с текстом в руках. Можно при этом подпевать хору, лишь бы пение не мешало другим молящимся.

Богослужения суточного круга, кроме Литургии, могут совершаться верующими без священника, так называемым мирянским чином. Для этого не нужен храм, а достаточно часовни.

Богослужебные молитвы

Существует огромное множество богослужебных молитв — тропарей, кондаков, стихир.

Некоторые из них читают только священники во время богослужений: светильничные молитвы, евхаристическая молитва, молитва Ефрема Сирина, молитвы для совершения таинств и треб.

Такие молитвы называются иерейскими или священническими, и содержатся они в богослужебных книгах (Октоихе, Минее, Триоди, Часослове).

Некоторые молитвы собравшиеся на службе прихожане поют вместе со священниками и церковным хором, и мирянам необходимо знать их наизусть:

Молитва идущих в храм

Верующие освящают молитвой каждое свое действие. Тем более без нее не может обойтись такое важное дело, как путь в храм. Какие же молитвы читают, когда идут в церковь? Существует специальная молитва идущего в храм, и ее нужно про себя или тихим шепотом произносить по дороге. Если не помните ее наизусть, можно читать «Отче наш» или Иисусову молитву.

Входя в церковь, нужно трижды перекреститься и сделать поясной поклон.

Богослужение в православной церкви: устав, значение и порядок

Фотобанк Лори

Поскольку в повседневной жизни человека постоянно отвлекают суетные мысли и заботы, совершенно необходимо участвовать на богослужениях в храме. Только там возможно отвлечься от обыденности и посвятить свои мысли Богу. В этом и есть главное значение богослужения.

Православное богослужение составляют песнопения, молитвы, чтение отрывков из Священного Писания и священнодействия, порядок (чин) которых установлен Церковью.

Книга, в которой записан устав православных богослужений, называется Типикон.

Порядок и устав церковного богослужения сформировался очень давно. Ему обучают в семинариях будущих священников, диаконов, чтецов и регентов хора. Однако любой верующий должен иметь хотя бы общее представление о богослужебном уставе, для того чтобы понимать происходящее на службе.

Каждый момент времени одновременно является частью суток, частью недели и частью года. По этому же принципу богослужения современной православной Церкви делятся на три «круга»:

  • Суточный круг: каждому часу в сутках соответствует какое-то событие из жизни Иисуса Христа
  • Седмичный, или недельный круг: каждый день недели посвящен воспоминаниям о каком-либо событии Священной Истории
  • Годовой круг: каждый день года связан с воспоминаниями о каком-то событии из жизни Иисуса Христа, апостолов и святых.

Богослужебные сутки начинаются вечером, поэтому вечерняя служба (вечерня) считается первой службой следующего дня. В течение суток служатся также утреня, 1-й, 3-й, 6-й (и иногда 9-й) часы и Божественная Литургия. Вечером накануне праздничных и воскресных дней вечерня, утреня и 1-й час объединяются в одну торжественную службу – всенощное бдение.

Литургия и таинство Евхаристии

Важнейшее общественное богослужение суток – это Литургия. Только на Литургии совершается главное таинство православной Церкви – Евхаристия, или Причащение. Во время Евхаристии действием благодати Святого Духа хлеб и вино незримо превращаются в Тело и Кровь Христовы. Верующие, вкушая их, причащаются, то есть соединяются с Господом Иисусом Христом ради оставления грехов и вечной жизни.

В последовании Литургии можно выделить три этапа:

  • проскомидия: священник готовит Святые Дары – хлеб и вино – к освящению;
  • литургия оглашенных: поются псалмы, читается Священное Писание, поминаются по записками живые и усопшие родные и близкие молящихся;
  • литургия верных: освящаются Святые Дары, совершается таинство Евхаристии, причащаются верующие (сначала священнослужители, затем – прихожане).

Значение Евхаристии в православной церкви очень велико. Участвуя в этом таинстве, верующие реально, а не символически, становятся носителями божественного Естества.

Евхаристическая молитва

Ключевым моментом литургии является чтение евхаристической молитвы (анафоры) над Святыми Дарами на проскомидии.

В современной Церкви анафору читает священник тайно, в алтаре, и только некоторые возгласы слышны молящимся в храме.

Начинается евхаристическая молитва словами «Станем добре!», и в этот момент в храме зажигают свет, а по окончании молитвы свет гасят.

Каждение в храме

Каждение – символическое окуривание ароматным дымом с помощью кадила (сосуд с горящими углями) в определенные моменты службы.

Во время малого каждения священник или диакон находятся на амвоне и кадят алтарь, иконы и собравшихся людей. Люди в ответ на каждение кланяются.

Во время полного каждения священнослужители обходят с кадилом весь храм. Молящимся следует отойти от стен ближе к середине храма, чтобы освободить место. Когда священнослужители с кадилом проходят мимо вас, слегка повернитесь и поклонитесь. Однако поворачиваться к алтарю спиной не надо.

Когда совершаются крестное знамение, земной и поясной поклоны

Во время молитв в храме нужно креститься и совершать поклоны в соответствии с церковным Уставом:

Крестное знамение без поклона:

  • в начале чтения Священного Писания (Апостола, Евангелия, Ветхого Завета)
  • на отпусте в конце службы, когда священник возглашает «Христос, истинный Бог наш…»
  • на вечерней службе в начале Шестопсалмия на словах «Слава в вышних Богу, на земли мир, в человецех благоволение» (три раза) и посередине, на слове «Аллилуия» (три раза)
  • на Литургии во время пения Символа веры

Крестное знамение с поясным поклоном (три раза):

  • при входе в храм и при выходе из него
  • при чтении «Приидите, поклонимся…»
  • при чтении «Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя»
  • при чтении «Святый Боже, святый крепкий, святый безсмертный…»
  • при возгласе священника «Слава Тебе, Христе Боже, упование наше, слава Тебе…»
  • на словах «Буди имя Господне благословенно отныне и до века»
  • на словах «Сподоби, Господи, в сей день (вечер) без греха сохранитися нам»
  • на литии после первых двух прошений ектении

Крестное знамение с поясным поклоном (один раз):

  • на словах «Во имя Отца и Сына и Святого Духа», «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу»
  • на литии во время ектении после всех прошений, кроме первых двух
  • во время ектений на остальных службах на словах «Господи, помилуй», «Подай, Господи», «Тебе, Господи»
  • во время любой молитвы, когда звучат слова «поклонимся», «припадем», «помолимся»
  • на Литургии на словах «Приимите, ядите», «Пийте от нея вси», «Твоя от Твоих Тебе приносяще»
  • после «Честнейшую херувим…» перед «Именем Господним благослови, отче…» (низкий поясной поклон)
  • на утрене после чтения Евангелия
  • на вечерне и утрене после окончания каждой стихиры
  • на утрене на каноне на каждом припеве и словах «Слава Отцу и Сыну и Святому духу», «и ныне и присно и вовеки веков, аминь»
  • на молебне с акафистом в начале каждого кондака и икоса

На Литургии в воскресенье и в период с Пасхи до Пятидесятницы, когда не совершаются земные поклоны, делается крестное знамение с поясным поклоном:

  • после песнопения «Тебе поем»
  • после «Достойно есть»
  • при возгласе «Святая святым»
  • при возгласе «И сподоби нас, Владыко, неосужденно…» перед пением «Отче наш»
  • при выносе священником Святых даров на словах «Со страхом Божиим и верою приступите»
  • затем на словах «Всегда, ныне и присно и вовеки веков, аминь»

Поясной поклон без крестного знамения:

  • на возгласе священника «Мир всем…»

Земной Великий поклон

Для земного поклона становятся на колени и касаются пола руками и головой.

Земные поклоны совершаются:

  • во время поста при входе в храм и перед выходом из него (три раза)
  • во время поста на утрене во время Песни пресвятой Богородице по окончании припева «Честнейшую херувим…»
  • Великим постом во время чтения молитвы Ефрема Сирина (на каждой фразе)
  • Великим постом на великом повечерии на каждом чтении стиха «Пресвятая Владычице Богородице, моли о нас грешных»
  • Великим постом на вечерне при пении «Богородице, Дево, радуйся…» (три раза)
  • на Литургии в будний день (не в праздник): после песнопения «Тебе поем», после «Достойно есть», при возгласе «Святая святым», при возгласе «И сподоби нас, Владыко, неосужденно…» перед пением «Отче наш», при выносе священником Святых даров на словах «Со страхом Божиим и верою приступите», затем на словах «Всегда, ныне и присно и вовеки веков, аминь»

Как правильно молиться в церкви перед иконой

В храм нужно прийти за некоторое время до начала службы, чтобы приложиться к иконе дня или чудотворным иконам.

Икона дня — это изображение святого или события Священной истории, память о котором отмечается в этот день. Икона дня лежит посередине храма на аналое (небольшом наклонном столике). Если в этот день нет праздника и не вспоминается какой-либо святой, то иконой дня является икона святого или праздника, в честь которого освящен храм.

Перед иконой нужно дважды перекреститься с поясным поклоном.

При этом про себя произносят молитву:

  • у иконы Христа – Иисусову молитву «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго»
  • перед ликом Богородицы – «Пресвятая Богородице, спаси нас»
  • у образа святого – «Святый угодниче Божий (или: святая угоднице Божия) (имя), моли Бога о нас»

После этого нужно приложиться губами к определенному месту иконы:

  • у Христа целуют благословляющую руку, ноги или край одежды
  • у Богородицы и святых — руку или одежду
  • на иконе Нерукотворного Спаса или главы Иоанна Крестителя — волосы

Церковнославянский язык — значение и роль

Богослужение в Русской, Сербской и Болгарской православных церквях ведется на церковнославянском языке. На русском языке могут читаться только отрывки из Священного Писания. Церковнославянский язык на слух воспринимается не всегда легко, поэтому на службы с собой можно брать распечатку текста с переводом.

По-русски молиться можно, в русском, как и в любом национальном языке, нет ничего скверного или недостойного молитвы.

Однако в настоящее время полный перевод богослужения на русский невозможен: нормы и стилистика современного русского литературного языка постоянно меняются, язык очень быстро устаревает.

К тому же, в русском языке попросту нет многих слов, которые используются в молитвенной поэзии.

Источник: http://rublev.com/molitvoslov/otvety-na-voprosy/molitva-v-pravoslavnom-hrame

Тайные молитвы Евхаристии: почему их не читают громко?

Тайная молитва священника у алтаря

Оглавление

протоиерей Владимир Хулап

Большинство прихожан никогда не слышали прекрасных и возвышенных молитв, которые произносит священник в самый важный момент Литургии. До людей, стоящих в храме, доносятся лишь возгласы, окончания молитв, читаемых в алтаре беззвучно или тихим голосом. А как обстояло дело в древности? Когда и почему возникла нынешняя практика?

Анафора (в пер. с греческого «возношение»)

часть Божественной литургии, сохранившаяся в общем содержании молитв от древнейших времен, называется Евхаристическим каноном или Анафорой.

В ее центральном моменте совершается возношение Святых Даров и преложение хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы.

Анафора начинается после пения Символа веры, когда диакон возглашает: «Станем добре, станем со страхом, вонмем, святое возношение в мире приносити».

Раньше все было понятно

Чрезвычайно простой была церковная жизнь в апостольскую эпоху. Христиане собиралась «по домам… хваля Бога» (Деян. 2:46-47), то есть в небольших помещениях, пространство которых подчеркивало общинный характер христианского богослужения. Поэтому все произносимые молитвы были слышны и понятны присутствующим. Единственная упоминаемая в Новом Завете проблема т. н.

глоссолалии, или «говорения на языках», заключалась в том, что верующие слышали, но не понимали слова молитв на непонятном языке: «…если и вы языком произносите невразумительные слова, то как узнают, что вы говорите? Ибо если ты будешь благословлять духом, то стоящий на месте простолюдина как скажет “аминь” при твоем благодарении? Ибо он не понимает, что ты говоришь» (1Кор.

14:9,16).

Короткое слово «аминь» (евр. «истинно», «да будет так»), до сих пор сохранившееся в нашем богослужении, видимым образом объединяло молитву всех присутствующих.

[attention type=yellow]
Записанных богослужебных текстов еще не было, поэтому предстоятель читал молитвы в свободной форме, а своим заключительным «аминь» община подтверждала согласие с произнесенным и тем самым выражала свое литургическое единство.
[/attention]

Продолжением и высшей точкой единства в молитве логически становилось причащение от одного Хлеба и одной Чаши, когда все христиане глубочайшим образом соединялись со своим Спасителем и друг с другом.

Во II-III веках мы видим очень схожую картину.

Святой Иустин Философ около 150 года в своей «Апологии», обращенной к язычникам, описывает современную ему Евхаристию: «К предстоятелю приносятся хлеб и чаша воды и вина, и он, взяв, воссылает именем Сына и Духа Святого хвалу и славу Отцу всего и подробно совершает благодарение за то, что Он удостоил нас этого. После того как он совершит молитвы и благодарение, весь присутствующий народ возглашает, говоря: “Аминь”».

Дионисий Александрийский (середина III века), говоря о принятии человека, крещенного еретиками, но долгое время пребывавшего в церковном общении, указывает: «Я не дерзаю снова приготовлять (ко крещению) того, кто выслушивал благодарения и вместе с прочими произносил “аминь”, и подходил к престолу, и протягивал руки для принятия святого Хлеба».

В эту же эпоху мы встречаем свидетельства о том, что молитва предстоятеля все еще оставалась свободной по форме. «Дидахи» (конец I – начало II века), приведя пример молитвы благодарения, добавляет: «Пророкам же предоставляйте благодарить по изволению», а т. н.

«Апостольское Предание» (возможно, III век) указывает епископу: «Каждый пусть молится по своей возможности. Если же кто-нибудь имеет возможность помолиться долгой и возвышенной молитвой, то это хорошо… Только пусть его молитва будет здравой и правильной в учении».

Очевидно, что оценить красоту и вероучительную чистоту подобной импровизации можно было только в том случае, если молитва читалась вслух и была слышна всей общине.

Акустический фактор

IV век принес христианской Церкви не только свободу, но и множество изменений в устройстве христианских общин. Число приверженцев религии, ставшей вначале разрешенной, а затем и государственной, резко возросло. Им требовались другие, более вместительные помещения для богослужебных собраний, которыми стали базилики.

Напоминающие по форме корабль, они легко вмещали сотни и даже тысячи людей. Но «наполнить» их звуком, слышным всем присутствующим, было довольно сложно.

Завершавшая строение полукруглая апсида играла роль резонатора и усиливала слова предстоятеля, однако голос епископа (нередко пожилого и слабого) проигрывал велегласным диаконам и мощным хорам, которые находились намного ближе к молящимся.

[attention type=red]
К тому же едва ли можно было подобающим образом сосредоточиться на содержании молитв, стремясь произнести или прокричать их как можно громче. Пространство константинопольского храма святой Софии, например, было настолько огромным, что время отражения звука в нем могло достигать нескольких секунд!
[/attention]

Тексты молитв в IV веке начали фиксировать письменно, и некоторые из них (особенно Евхаристический канон) были очень продолжительными. Хотя историки полагают, что в древности любые тексты люди всегда читали вслух (или вполголоса), а не «пробегали глазами», как это мы делаем сейчас, общины больших храмов едва ли могли воспринимать на слух эти объемные тексты в таких акустических условиях.

Тем не менее святой Иоанн Златоуст в IV веке еще ясно свидетельствует о сохранении древней практики: «В молитвах, как всякий может видеть, много содействует народ, ибо и о бесноватых и о кающихся совершаются общие молитвы священником и народом… И молитвы благодарения также суть общие, ибо не один священник приносит благодарение, но и весь народ; ибо, сперва получив ответ от народа и потом согласие, что достойно и праведно совершаемое, начинает священник благодарение. И что удивительного, если вместе со священником взывает и народ, когда он возносит эти священные песни совокупно с самими херувимами и горними силами».

Дисциплина тайны

Сегодня, в эпоху книгопечатания и интернета, мы стремимся поделиться полнотой своей веры со всеми желающими. Однако во II-IV веках ситуация была иной. Церковь соблюдала т. н. «дисциплину тайны» (лат.

disciplina arcani), которая не позволяла сообщать язычникам многие истины христианской веры до момента их крещения.

Например, в некоторых церковных областях даже тексты «Отче наш» и Символа веры сообщали готовящимся ко крещению всего за несколько недель до принятия Таинства, причем катехумены должны были выучить их наизусть, не записывая, чтобы священные тексты случайно не попали в руки непосвященных.

Поэтому тихое чтение молитв также стало одним из способов такой «информационной защиты»: даже если некрещеные не покинули храм после соответствующего призыва (возглас «Елицы оглашенные, изыдите» до сих пор содержится в нашей Литургии), они не должны были услышать слова важнейшей молитвы Евхаристии – анафоры.

Соответственно, клирики стали все более и более рассматриваться не только как хранители литургического наследия Церкви, но и как его охранители от «непосвященных».

Одновременно в IV-V веках Литургия начинает все более восприниматься не как «общее дело» (изначальное значение греческого слова), но как страшная тайна, являющаяся предметом благоговейного почитания, вызывающая страх и трепет перед Телом и Кровью Христа. Вполне понятно, что подобающей формой приближения к ней является благоговейное молчание. Сам греческий термин «Таинство» («мистирион») происходит от глагола «мио», означающего «молчать», «держать уста закрытыми».

В этот же период христиане начинают все реже и реже причащаться: Тайну более созерцают, чем к ней приобщаются.

[attention type=green]
Поэтому молитвы Литургии начинают рассматриваться как достояние тех, кто сохраняет древнюю практику и причащается за каждой Евхаристией, то есть духовенства.
[/attention]

Тем самым изначальное единство общей молитвы и общей Чаши деформируется, и с этой точки зрения находящимся в храме нет необходимости слышать литургийные молитвы.

Когда явное стало тайным?

Точно ответить на вопрос о том, где и когда тайное чтение молитв вытеснило изначальную практику, невозможно. Этот процесс протекал с различной скоростью в разных церковных областях. Однако уже в 19-м правиле Лаодикийского собора (середина IV века) говорится о трех молитвах верных, первая из которых читается «в молчании», а две другие – «с возглашением».

Немного позже мы имеем свидетельства из Сирии, где в приписываемой несторианскому писателю Нарсаю (умер около 503 года) проповеди говорится, что «священник, уста Церкви, открывает свои уста и беседует наедине с Богом, как с другом».

В «Луге духовном» Иоанна Мосха (550-619) приводится интересное повествование о том, как дети пытались «играть» в Литургию, повторяя над хлебом и вином слова анафоры, которые они слышали во время богослужения.

Это стало возможным ввиду того, что «в некоторых местах священники имели обыкновение читать молитвы вслух, поэтому дети, стоявшие в священных собраниях весьма близко к ним, перед святилищем, слышали слова и запомнили их».

Автор, очевидно, порицает такую практику (которая, судя по всему, уже скорее была исключением, чем правилом), поскольку священные фразы могли использоваться не по назначению и подвергать Таинство насмешке и уничижению. Однако налицо факт: молитвы уже слышали только стоявшие у алтаря дети и подростки.

Процесс постепенного «умолкания» молитв Литургии не всеми воспринимался как нечто само собой разумеющееся.

Интересно, что самая острая и негативная реакция последовала не со стороны духовенства, но прозвучала из уст государственной власти в лице императора Юстиниана, предписавшего в 565 году в своей 137-й новелле: «Повелеваем, чтобы все епископы и пресвитеры не тайно совершали Божественное приношение и бывающие при святом Крещении молитвы, но таким голосом, который хорошо был бы слышим верным народом, дабы души слышащих приходили от того в большее благоговение, богохваление и благословение».

И хотя новелла завершалась санкциями в адрес нарушителей этого предписания, даже императорский авторитет на смог изменить ситуацию, которая неуклонно развивалась в другом направлении.

Источник: https://azbyka.ru/tajnye-molitvy-evxaristii-pochemu-ix-ne-chitayut-gromko

Протоиерей Владимир Хулап. Тайные молитвы Евхаристии: почему их не читают громко? – Ветрово

Тайная молитва священника у алтаря

› Иной взгляд › Протоиерей Владимир Хулап. Тайные молитвы Евхаристии: почему их не читают громко?

Протоиерей Владимир Хулап. Тайные молитвы Евхаристии: почему их не читают громко?

Большинство прихожан никогда не слышали прекрасных и возвышенных молитв, которые произносит священник в самый важный момент Литургии. До людей, стоящих в храме, доносятся лишь возгласы, окончания молитв, читаемых в алтаре беззвучно или тихим голосом. А как обстояло дело в древности? Когда и почему возникла нынешняя практика?

Анафора (в переводе с греческого «возношение»)

часть Божественной литургии, сохранившаяся в общем содержании молитв от древнейших времен, называется Евхаристическим каноном или Анафорой.

В ее центральном моменте совершается возношение Святых Даров и преложение хлеба и вина в Тело и Кровь Христовы.

Анафора начинается после пения Символа веры, когда диакон возглашает: «Станем добре, станем со страхом, вонмем, святое возношение в мире приносити».

Раньше все было понятно

Чрезвычайно простой была церковная жизнь в апостольскую эпоху. Христиане собиралась по домам… хваля Бога (Деян. 2: 46-47), то есть в небольших помещениях, пространство которых подчеркивало общинный характер христианского богослужения. Поэтому все произносимые молитвы были слышны и понятны присутствующим. Единственная упоминаемая в Новом Завете проблема т. н.

глоссолалии, или «говорения на языках», заключалась в том, что верующие слышали, но не понимали слова молитв на непонятном языке: …если и вы языком произносите невразумительные слова, то как узнают, что вы говорите? Ибо если ты будешь благословлять духом, то стоящий на месте простолюдина как скажет “аминь” при твоем благодарении? Ибо он не понимает, что ты говоришь (1 Кор.

14: 9, 16).

Короткое слово «аминь» (евр. «истинно», «да будет так»), до сих пор сохранившееся в нашем богослужении, видимым образом объединяло молитву всех присутствующих.

[attention type=yellow]
Записанных богослужебных текстов еще не было, поэтому предстоятель читал молитвы в свободной форме, а своим заключительным «аминь» община подтверждала согласие с произнесенным и тем самым выражала свое литургическое единство.
[/attention]

Продолжением и высшей точкой единства в молитве логически становилось причащение от одного Хлеба и одной Чаши, когда все христиане глубочайшим образом соединялись со своим Спасителем и друг с другом.

Во II-III веках мы видим очень схожую картину.

Святой Иустин Философ около 150 года в своей «Апологии», обращенной к язычникам, описывает современную ему Евхаристию: «К предстоятелю приносятся хлеб и чаша воды и вина, и он, взяв, воссылает именем Сына и Духа Святого хвалу и славу Отцу всего и подробно совершает благодарение за то, что Он удостоил нас этого. После того как он совершит молитвы и благодарение, весь присутствующий народ возглашает, говоря: “Аминь”».

Дионисий Александрийский (середина III века), говоря о принятии человека, крещенного еретиками, но долгое время пребывавшего в церковном общении, указывает: «Я не дерзаю снова приготовлять (ко крещению) того, кто выслушивал благодарения и вместе с прочими произносил “аминь”, и подходил к престолу, и протягивал руки для принятия святого Хлеба».

В эту же эпоху мы встречаем свидетельства о том, что молитва предстоятеля все еще оставалась свободной по форме. «Дидахи» (конец I — начало II века), приведя пример молитвы благодарения, добавляет: «Пророкам же предоставляйте благодарить по изволению», а т. н.

«Апостольское Предание» (возможно, III век) указывает епископу: «Каждый пусть молится по своей возможности. Если же кто-нибудь имеет возможность помолиться долгой и возвышенной молитвой, то это хорошо… Только пусть его молитва будет здравой и правильной в учении».

Очевидно, что оценить красоту и вероучительную чистоту подобной импровизации можно было только в том случае, если молитва читалась вслух и была слышна всей общине.

Акустический фактор

IV век принес христианской Церкви не только свободу, но и множество изменений в устройстве христианских общин. Число приверженцев религии, ставшей вначале разрешенной, а затем и государственной, резко возросло. Им требовались другие, более вместительные помещения для богослужебных собраний, которыми стали базилики.

Напоминающие по форме корабль, они легко вмещали сотни и даже тысячи людей. Но «наполнить» их звуком, слышным всем присутствующим, было довольно сложно.

Завершавшая строение полукруглая апсида играла роль резонатора и усиливала слова предстоятеля, однако голос епископа (нередко пожилого и слабого) проигрывал велегласным диаконам и мощным хорам, которые находились намного ближе к молящимся.

[attention type=red]
К тому же едва ли можно было подобающим образом сосредоточиться на содержании молитв, стремясь произнести или прокричать их как можно громче. Пространство константинопольского храма святой Софии, например, было настолько огромным, что время отражения звука в нем могло достигать нескольких секунд!
[/attention]

Тексты молитв в IV веке начали фиксировать письменно, и некоторые из них (особенно Евхаристический канон) были очень продолжительными. Хотя историки полагают, что в древности любые тексты люди всегда читали вслух (или вполголоса), а не «пробегали глазами», как это мы делаем сейчас, общины больших храмов едва ли могли воспринимать на слух эти объемные тексты в таких акустических условиях.

Тем не менее святой Иоанн Златоуст в IV веке еще ясно свидетельствует о сохранении древней практики: «В молитвах, как всякий может видеть, много содействует народ, ибо и о бесноватых и о кающихся совершаются общие молитвы священником и народом… И молитвы благодарения также суть общие, ибо не один священник приносит благодарение, но и весь народ; ибо, сперва получив ответ от народа и потом согласие, что достойно и праведно совершаемое, начинает священник благодарение. И что удивительного, если вместе со священником взывает и народ, когда он возносит эти священные песни совокупно с самими херувимами и горними силами».

Дисциплина тайны

Сегодня, в эпоху книгопечатания и интернета, мы стремимся поделиться полнотой своей веры со всеми желающими. Однако во II-IV веках ситуация была иной. Церковь соблюдала т. н. «дисциплину тайны» (лат.

disciplina arcani), которая не позволяла сообщать язычникам многие истины христианской веры до момента их крещения.

Например, в некоторых церковных областях даже тексты «Отче наш» и Символа веры сообщали готовящимся ко крещению всего за несколько недель до принятия Таинства, причем катехумены должны были выучить их наизусть, не записывая, чтобы священные тексты случайно не попали в руки непосвященных.

Поэтому тихое чтение молитв также стало одним из способов такой «информационной защиты»: даже если некрещеные не покинули храм после соответствующего призыва (возглас «Елицы оглашенные, изыдите» до сих пор содержится в нашей Литургии), они не должны были услышать слова важнейшей молитвы Евхаристии — анафоры.

Соответственно, клирики стали все более и более рассматриваться не только как хранители литургического наследия Церкви, но и как его охранители от «непосвященных».

Одновременно в IV-V веках Литургия начинает все более восприниматься не как «общее дело» (изначальное значение греческого слова), но как страшная тайна, являющаяся предметом благоговейного почитания, вызывающая страх и трепет перед Телом и Кровью Христа. Вполне понятно, что подобающей формой приближения к ней является благоговейное молчание. Сам греческий термин «Таинство» («мистирион») происходит от глагола «мио», означающего «молчать», «держать уста закрытыми».

В этот же период христиане начинают все реже и реже причащаться: Тайну более созерцают, чем к ней приобщаются.

[attention type=green]
Поэтому молитвы Литургии начинают рассматриваться как достояние тех, кто сохраняет древнюю практику и причащается за каждой Евхаристией, то есть духовенства.
[/attention]

Тем самым изначальное единство общей молитвы и общей Чаши деформируется, и с этой точки зрения находящимся в храме нет необходимости слышать литургийные молитвы.

Когда явное стало тайным?

Точно ответить на вопрос о том, где и когда тайное чтение молитв вытеснило изначальную практику, невозможно. Этот процесс протекал с различной скоростью в разных церковных областях. Однако уже в 19-м правиле Лаодикийского собора (середина IV века) говорится о трех молитвах верных, первая из которых читается «в молчании», а две другие — «с возглашением».

Немного позже мы имеем свидетельства из Сирии, где в приписываемой несторианскому писателю Нарсаю (умер около 503 года) проповеди говорится, что «священник, уста Церкви, открывает свои уста и беседует наедине с Богом, как с другом».

В «Луге духовном» Иоанна Мосха (550-619) приводится интересное повествование о том, как дети пытались «играть» в Литургию, повторяя над хлебом и вином слова анафоры, которые они слышали во время богослужения.

Это стало возможным ввиду того, что «в некоторых местах священники имели обыкновение читать молитвы вслух, поэтому дети, стоявшие в священных собраниях весьма близко к ним, перед святилищем, слышали слова и запомнили их».

Автор, очевидно, порицает такую практику (которая, судя по всему, уже скорее была исключением, чем правилом), поскольку священные фразы могли использоваться не по назначению и подвергать Таинство насмешке и уничижению. Однако налицо факт: молитвы уже слышали только стоявшие у алтаря дети и подростки.

Процесс постепенного «умолкания» молитв Литургии не всеми воспринимался как нечто само собой разумеющееся.

Интересно, что самая острая и негативная реакция последовала не со стороны духовенства, но прозвучала из уст государственной власти в лице императора Юстиниана, предписавшего в 565 году в своей 137-й новелле: «Повелеваем, чтобы все епископы и пресвитеры не тайно совершали Божественное приношение и бывающие при святом Крещении молитвы, но таким голосом, который хорошо был бы слышим верным народом, дабы души слышащих приходили от того в большее благоговение, богохваление и благословение».

И хотя новелла завершалась санкциями в адрес нарушителей этого предписания, даже императорский авторитет на смог изменить ситуацию, которая неуклонно развивалась в другом направлении.

Источник: http://vetrovo.ru/inoi/tajnye-molitvy/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.